Главный тренер по вольной борьбе Воронежской области, участник Олимпиады-88 в СеулеА.Тамбовцев: "Я победил Марка Шульца не потому, что он плохо готовился, а потому, что я был сильнее"

В конце января в России стартует показ американского фильма "Охотник на лис", номинированного по пяти позициям на "Оскар". Спортивная биография братьев Шульц, рассказанная Бенеттом Миллером, интересна не только сюжетом разыгравшейся драмы, оригинальным взглядом режиссера на спорт, но и тем, что в картине показаны эпизоды Олимпиады 1988 года. А между тем, в Воронеже главным тренером по вольной борьбе в настоящее время является Александр Тамбовцев – "обидчик" М.Шульца, лишивший его тогда шанса на победу в Сеуле. Александр Николаевич рассказал в интервью "Интерфаксу" об истории из фильма с позиции участника тех событий.

- Александр Николаевич, как Вы считаете, надо ли популяризировать борьбу и вообще спорт путем отражения интересных моментов в кинематографе?

Да. Это очень хорошо, что стали снимать фильмы на спортивную тематику. "Поддубный", "Легенда №17", про Пеле кино сняли, теперь вот про братьев Шульц. Другой вопрос – доля правдивости, интерпретация фактов авторами. Считаю, что подобные фильмы должны показывать, как в спорте все достается, ведь даже многие наши чиновники не знают, насколько сложно добиваться спортивного результата. Может, кинематограф, массовая пропаганда откроют им глаза на наши сложности. Люди должны знать, что такое трехразовые тренировки, что такое выступления с травмами в интересах страны, каковы психологические проблемы спортсмена. Нужны и биографии, и мотивирующие фильмы о большом спорте, можно показать работу тренера – без выходных и за минимальную зарплату, многие из них ведь просто энтузиасты, фанаты своего дела. Я бы еще снял биографии наших советских борцов, среди них есть много достойных, удивительных спортсменов. Лично я пересекался с такими замечательными людьми, их достижения, их путь могли бы быть очень интересны.

Сборная СССР была в свое время очень сильной, а что Вы можете сказать про американцев?

- Американцы всегда вызывали у меня уважение: раскрепощенные, трудолюбивые, но при этом они создавали впечатление открытых, добродушных людей. На соревнованиях они даже если проигрывали, то достойно себя вели – жали руку, улыбались. Именно таким, классическим американцем, был Дейв Шульц, старший из братьев. Он вел себя в американском стиле – обнимал всех при встрече, общался со всеми. На соревнования он приезжал с ребенком и женой, подходил к ним, улыбался, но при этом мог настроиться на схватку, его не отвлекало происходящее вокруг. Мой соперник Марк Шульц казался полной противоположностью брата. Нет, он не проявлял агрессии, но производил негативное впечатление. Был замкнутый, неразговорчивый, смотрел на всех исподлобья, было непонятно, что у человека на уме. Но, несмотря на это, я не верю в версию режиссера, не думаю, что он все точно передал. Я не видел "Охотник на лис", но мне рассказали, что Марк там представлен как психически нестабильный, спивающийся человек, наркоман. А показатели высоких результатов в спорте абсолютно не совместимы с пьянством и наркотиками. Спорт дисциплинирует человека, формирует его как личность. Я не видел такого, чтобы человек мог совмещать наркотики и большой спорт, он бы просто не вынес таких нагрузок. Конечно, когда карьеры уже заканчивались, бывали всякие случаи, кто и спивался, но это уже другое.

Почему Марк Шульц не вышел в финал на Олимпиаде в Сеуле?

Все понимали, что для него и для меня наша встреча была решающей. Это была основная схватка, в случае победы Марк мог претендовать на выход в финал. Потерпев поражение, он выше третьего места занять уже не мог. Не могу сказать, что Шульц плохо готовился, нет, просто на тот момент я был сильнее. Я готовился, знал его технику, провел хороший бросок, у меня получился очень красивый отхват. Я, победив Марка, должен был только дождаться его победы над турком и тогда бы смог побороться за "золото". Для меня это была основная схватка, что мог, я сделал, выложился. Не знаю, чем для Марка была следующая встреча (с турком). Сломался ли он морально, либо чувствовал на себе политическое давление, либо материально был заинтересован, но Марк повел себя странно. Он вышел расклеенный, отдавал баллы и при этом улыбался, не проявил ни воли, ни желания выиграть, он всем своим видом показывал, что не хочет бороться. Я видел эту схватку, его поведение было демонстративным, я знаю, что такое борьба, как спортсмен за каждый балл бьется. Здесь этого не было, он показывал всем, что не борется. Говорили, что с турком был договорной поединок, думаю, что, Марк поэтому и ушел из спорта.

- А у Вас были мысли уйти из спорта до того, как Вы прекратили выступать на международной арене?

- Было время, что я бросал борьбу. Но мой тренер умел уговорить, он знал мои качества. У нас часто бывали конфликты, каждый отстаивал свою правоту, но он знал, что если я пообещаю, то обязательно выполню. Я когда "по молодежи" боролся, приехал как-то раз со сборов, выжатый как лимон, устал. А тренер говорит, что через три дня надо ехать на какие-то соревнования, поэтому отдыха никакого не будет. Ну, я в позу встал – не поеду, все, форму сдаю и бросаю. Месяц, два проходит, три. Я отдохнул, со своей овчаркой вместе бегал, жить начал. Какой спорт? Зачем он нужен? А потом тренер пришел: "Саша, на России поучаствуй и все, больше не прошу!" Я поверил, что только на одни соревнования нужен, загнал там всех, победил. А Сергей Иванович подходит и говорит, что теперь мы на сборах остаемся. Я опять ни в какую – мы же договорились, а он: "Да ты что? На Союз же ехать!!!" Подловил меня, сказал, что чемпион России уже не может отказаться от СССР, иначе тренера признают несостоятельным, накажут. Так и закрутилось все опять – сборы, чемпионат СССР, потом мир.

Окончательно я перестал бороться, когда в стране все изменилось. Вспомните эти девяностые, все рассыпалось, все бросали. Перестал существовать Советский Союз. В спорте можно было оставаться, но надо было куда-то переезжать, менять все тогда: Воронеж на тот момент уже не подходил. Спаринг-партнеры бросали спорт, система тренировок была нарушена. То есть дальнейшее развитие было проблематично и надо было решать какие-то жизненные вопросы. Мой тренер Сергей Иванович Горожанкин в 1987 году умер, и я тренировался уже не совсем так, как раньше. В Воронеже перспектив в спорте не было. Потом я вернулся, конечно, в систему, но уже как тренер.

- У Вас никогда не было желания уехать из России или хотя бы Воронежа?

- Нет! Поэтому я до сих пор здесь. Хотя, предложений всегда была масса. Мне еще отец сказал, когда был жив: "Саша, твои корни там, где ты родился! Это как то дерево – если корни сгнили, то дерево падает". Это самое главное для человека. Родина, мать, отец, дети. Не поддерживаю тех ребят, которые бросают своего тренера, свою родину ради какого-то куша. Многие ищут лучшей жизни, сбегают в Москву, за рубеж. Есть воспитанники сборной России, которые уезжают в бывшие союзные страны, чтобы выступать на международной арене, т.к. у нас пробиться тяжелее, чем там. Не думаю, что это правильно, хоть и бывает, что приносит какой-то результат. Нам бы побольше людей с правильными ценностями и понятием честности, может, тогда и возродили бы спорт на разных уровнях, в том числе и на местных.

 
Материал опубликован 26.01.2015 года на сайте информационного агентства "Интерфакс"
Прочитано 1057 раз Последнее изменение Четверг, 10 Сентябрь 2015 09:45
Оцените материал
(3 голосов)
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru

Воронежская региональная общественная организация
"ФЕДЕРАЦИЯ СПОРТИВНОЙ БОРЬБЫ"
© Copyright 2012-2016 e-mail: vwrfvrn@gmail.com

Разработка сайтов