Заслуженный мастер спорта СССР Василий Прокофьевич Меркулов - настоящий русский богатырь. «Удаль молодецкая» видна в нем до сих пор, несмотря на то, что ему уже за 70 и спортивную карьеру он завершил больше 35 лет назад. Удивительно, но борец-универсал, чье имя гремело на весь огромный Союз и за его пределами, - случайно открывшийся миру самородок. Спортивный талант Василий Прокофьевич нашел в себе от скуки и немножко с обманом.

- В борьбу я пришел очень поздно — уже в армии. Мне надоело бегать в противогазах, а тут пришел вызов на сборы. Взводный-самбист видит я высокий, крепкий. «Ты борьбой занимался?», - спрашивает. Я: «Занимался!». «Какой у тебя разряд?» - «Третий!». А сам даже ни разу не видел, что за борьба-то! - смеется Василий Прокофьевич.

Деревенский парень, который на заре карьеры узнавал о своей победе от судей, потому что даже не знал правил борьбы, вырос в семикратного чемпиона СССР, трехкратного победителя Спартакиады народов СССР, призера первенства Европы и многократного победителя международных турниров. Так, от тоски армейских будней, перед силачом из воронежского села распахнулся целый мир. Распахнулся буквально: он стал одним из избранных, и мог позволить себе настоящую для тех времен роскошь — побывать в других странах.

Собственный уникум Василий Прокофьевич и сам объяснить не может. Его младенчество и детство пришлось на очень трудные времена. Родился Вася Меркулов 2 марта 1942 года в селе Лебяжье тогда Землянского района (сейчас это Рамонский район).

- Отец погиб под Курском. Немцы нас гоняли, мать одна с пятью детьми, я самый маленький, три месяца мне было, - рассказал Василий Прокофьевич. - Когда вернулись в свою деревню, дома сожжены, сады раскурочены. Тяжелое время было. Мать работала в колхозе, ну и я мальчишкой тоже туда устроился. Слушался плохо, хулиганил постоянно, с учебой тоже было не очень. Но работы я никогда не боялся. Наверно, от природы такой крепкий. У нас в Лебяжье все, кого не возьми, здоровые. Если бы в то время там был тренировочный зал, как сейчас в некоторых районах, половина села выступала бы на России!

Подросток вместе с мужиками косил траву, пахал поля и от домашних дел не отлынивал.

Конечно, целенаправленно спортом Василий Прокофьевич в детстве не занимался, но как и большинство советских детей, с друзьями гонял мяч на улице, зимой катался на стареньких коньках и деревянных лыжах.

- Какой тогда в деревнях был спорт? Шалости были спортивные. То через прорубь на коньках прыгаем, то с горок на лыжах катаемся. Лыжи, кстати, мне пригодились в армии — бывало в гонках третьи места занимал, - говорит Василий Прокофьевич.

В 17 лет, в 1959 году, он отправился по вербовке на Камчатку.

- Надоело работать в колхозе, захотелось из деревни уехать, - объяснил свое далекое путешествие борец.

На другом конце России подросток работал портовым грузчиком на рыбкомбинате. Несмотря на юный возраст, за смену перетаскивал по 15 тонн рыбы.

- Мужики говорили: да ты сядь, отдохни. Ну а что сидеть? - и сейчас не понимает Василий Прокофьевич.

Самое главное, что дала Камчатка Меркулову — это «силенки» и жизненный опыт.

Платили на рыбкомбинате хорошо: около пяти тысяч рублей («Тогда «Победа» стоила 16 тысяч», - пояснил борец), но домой он вернулся «пустым».

- Хорошо, что сам цел остался! - смеется Василий Прокофьевич. - По вербовке же съехался весь сброд, и я туда попал! Мы жили все вместе в таком здоровом длинном бараке. Получку получили, и давай пить-гулять, батареи водки, пляски на гитаре. Я никогда не пил, но кормить всю эту ораву, когда они все пропьют, приходилось мне.

В 1961 году Василий Меркулов вернулся в Воронеж, устроился на тепловозоремонтный завод им. Дзержинского, по ночам еще подрабатывал на разгрузке железнодорожных вагонов. Но дома он пробыл недолго: в тот же год его призвали в армию, отправили в Германию. Тогда воронежский богатырь впервые и оказался на борцовском ковре.

- Физически-то я здоровый был, и Камчатка подзакалила, но вначале в армии было тяжеловато: в противогазах бегали по три-четыре километра. В то время, кстати, у нас напряженка была в политической обстановке. Так что нас готовили к возможному конфликту, - рассказал Василий Прокофьевич.

- В общем, надоело мне бегать с противогазом, и я обманул, что занимался борьбой, - продолжает он. - Когда взводный привез меня на сборы, я как глянул: а там ребята все здоровые такие, елки-палки! «Да они меня убьют! - думаю. - Зачем же я сюда согласился ехать?» Хотел отказаться, обернулся, а взводный уже ушел.

Пришлось Меркулову как-то выкручиваться. Говорит, когда вышел на ковер, понятия не имел, что вообще надо делать.

- Я просто брал соперника в охапку, прижимал к себе и таскал его по ковру как на Камчатке ящики с рыбой, - смеется борец. - Но соревнования дивизии я все-таки как-то выиграл, хотя даже правил не знал! И прошел отбор на армию. У нас было 18 армий — немецких солдат меньше, чем наших!

Василий Прокофьевич стал выступать в вольной и греко-римской борьбе. Чемпионат армии выиграл — прошел на группу войск в Германии, где по вольной борьбе стал третьим.

- Тогда вы и решили связать свою карьеру с борьбой?

- Я вообще никогда не думал о профессии! Делал то, что получалось. Получалось бороться — вот и боролся, - ответил Василий Прокофьевич.

Позже в Германию прибыл работать известный тренер Николай Николаевич Пархоменко, который стал наставником воронежского силача.

- Он видел, что из меня можно лепить, и знал, как это делать. Он начал меня натаскивать, - рассказал Василий Прокофьевич. - С Николаем Николаевичем мы по 10-12 раз в год выезжали в Россию на соревнования. Ездили то в Челябинск, то в Иркутск, то в Астрахань, то в Ростов. А настраивал на бои просто: будете выигрывать — будете ездить. А поехать всем хотелось, и домой по пути заглянуть. В общем, мотивация была запредельная. В итоге за год он из солдат сделал 12 мастеров спорта, в том числе был я.

Прогресс Василия Меркулова был очевидным, в немецких турнирах он побеждал призеров чемпионатов мира. «Они меня называли зверюгой, - вспоминает воронежский борец. - Я поначалу злой на немцев был, что дом мой разрушили. А потом стали попадать вместе с ними на сборы, общаться, оказалось, нормальные хорошие ребята».

В армии Меркулов пробыл пять лет: три года срочной и два года сверхсрочной службы.

После того, как борца включили в сборную СССР, стал думать, где себе «уголок забивать». Заполучить такого перспективного и уже титулованного борца хотели многие спортивные общества.

- Приглашали и ЦСКА, и «Динамо», «Локомотив», но я выбрал «Спартак» - мой тренер Николай Николаевич Пархоменко был в этом обществе, - пояснил Меркулов.

В Воронеж борца позвал Григорий Иванович Лисаченко, тогда глава областного спорткомитета, пообещал, что дадут квартиру. Приглашения с предложением жилья были и от Ленинграда, и от Москвы, но Меркулов решил вернуться на родину.

- Можно было бы, конечно, и здесь квартиру взять, и в Москве, но меня бы совесть убивала. Это нечестно к своей душе. Я выбрал Воронеж, во многом из-за матери: она сказала, что будет жить только со мной. Привез бы я ее в Москву, и сидела бы она там как птичка в клетке, а тут сестры, братья навещали, - рассказал Василий Прокофьевич. - Возможно, для карьеры борца в этом была моя ошибка: подзажимали меня; спортсмены из Москвы и сейчас, и тогда были в приоритете.

Впрочем, это не помешало Василию Меркулову выигрывать Всесоюзные соревнования и регулярно входить в состав сборной страны. Но был бы из Москвы, считает, выиграл бы больше.

- Жалею, что в 68-м году мне не дали выступить на Олимпиаде. Я был в такой форме — громадной! Мне было все равно, по какому виду бороться, я универсал, только в дзюдо ни разу не выступал. Я бы стал Олимпийским чемпионом! Но оказался лишь запасным: тренер сборной был из ЦСКА и поставили спортсмена из ЦСКА, - посетовал Василий Меркулов. - Но в целом, я доволен своей спортивной карьерой. «Поддубного» я выигрывал где-то раз пять, польский турнир Пытлясинского — три раза. В Болгарии, Швеции, Венгрии, Румынии — во всех международных борцовских соревнованиях, которые существовали, я побеждал по два-три раза.

В 1978 году борец завершил спортивную карьеру, начал работать старшим тренером в «Спартаке», но не сложилось. На заре тренерской карьеры вышел инцидент: один из воспитанников Меркулова подрался с юным боксером. Из обычного подросткового конфликта родители раздули скандал, Василий Прокофьевич за своего вступился — и попал «под каток».

- Руки мне поотбивали, и в тренерскую работу я так и не вернулся, - рассказал борец.

Меркулов перешел на работу в Воронежский областной спортивный клуб профсоюзов, которому посвятил более 25 лет своей трудовой деятельности. Несмотря на то, что он давно на пенсии, борец активно участвует в жизни спортклуба, в организации и проведении соревнований.

- Жизнь шла и идет хорошо! Я посмотрел мир, что в советские времена удавалось единицам. У меня хороший коллектив, прекрасная жена, с которой мы живем уже 45 лет, трое детей, внуки. Я доволен своей жизнью. Единственное, о чем жалею — что не стал Олимпийским чемпионом. Я в такой громадной форме был! - сказал Василий Прокофьевич.

Автор: Людмила Ремизова

 

Прочитано 2649 раз Последнее изменение Понедельник, 30 Ноябрь 2015 15:27
Оцените материал
(5 голосов)
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru

Воронежская региональная общественная организация
"ФЕДЕРАЦИЯ СПОРТИВНОЙ БОРЬБЫ"
© Copyright 2012-2016 e-mail: vwrfvrn@gmail.com

Разработка сайтов